Ценность вашей жизни — в том, что вы особенно ценны для многих людей

«У нас священника называют «батюшка», отношение к нему, как к отцу, и каждый человек, который к тебе придет – твой ребенок» — эти слова услышал еще в начале своего священнического служения Олег Абрамович и запомнил их навсегда. С тех пор прошло уже почти четверть века. Сегодня настоятель Свято-Троицкого прихода агрогородка Солтановщина Несвижского района протоиерей Олег Абрамович стал «батюшкой» для многочисленной своей паствы, имеет немалый миссионерский опыт работы и опыт работы с молодёжью. Более 20 лет священник является руководителем детского лагеря «Святая Русь» в Солтановщине, который возник буквально на пустыре. В слетах молодежи, которые также организовывает отец Олег, принимают участие до 700 человек ежегодно. Для этого созданы все условия: проведен капитальный ремонт и реставрационные работы в приходском храме, благоустроена приходская территория, построен комплекс из шести зданий для размещения участников и гостей. Проводятся специальные смены для жителей детских домов семейного типа, сирот, насельников приютов.
За большой личный вклад в укрепление духовных ценностей среди детей и молодежи, организацию благотворительной деятельности братства в честь Преображения Господня протоиерей Олег Абрамович стал лауреатом премии «За духовное возрождение». Церемония награждения состоялась в январе 2021 года.
Об уникальном опыте работы с молодёжью в сельском приходе, о том, какая работа стоит за высоким общественным признанием – корреспонденту Sobor.by в интервью рассказывает отец Олег Абрамович.
— Сейчас многие спрашивают меня о премии, о моих чувствах. Конечно, это для меня неожиданность, потому что человек я простой, работал, трудился. Когда пришел в первый раз на приход, то никогда не думал о премии, о признании на государственном уровне. И к тому же приход непростой, священники в нем долго не задерживались, видели, какие там проблемы есть. В советское время храм был закрыт, поэтому надо было организовать общину, хор, налаживать богослужения. Этот храм — исторический памятник, поэтому требовался ремонт, а жертвователей рядом не было. Сложности были во всем. С пониманием руководство церковное относилось. Владыка Филарет горел душой, понимал, что людям нужен священник. Вопрос был попробовать продержаться год-два. Но потихоньку пошла работа и интерес появился к этому месту.
Думал, что, наверное, святые не слышат меня, а они услышали
Священником я не мечтал быть. Никогда. Владыка Филарет сказал найти человека, который армию прошел, имеет образование, имеет опыт работы, семейный. Выбирать было не из кого. Я один в городе регулярно ходил в храм. Вот и предложили мне. Так и сказали: «Некому, давай, иди, надо помочь». Я дерзнул. Я не осуждал священников, которые ранее служили на этом месте, но уехали, потому что эти люди тоже дерзновение имели прийти, но не оценили свои силы. Но у меня немножко другая история, как у человека, который мечтал быть военным. Я понимал, что рукоположен в это место, понимал, если я отсюда уйду, я просто больше уже никуда не пойду, не считал, что достоин другого прихода. Я понимал, что здесь мое место и надо попробовать его вытянуть. Хотя мечтаний было много: вернуться на родину, во Владивосток, там стать военным священником. Горы, море там, история, большие приходы. Слава Богу, у меня были люди, которые занимались моим духовным образованием, и они мне говорили о том, что здесь мое место. И один из них сказал: «Ты дан сюда не как рабочий, ни как восстановитель храма, а ты дан этим людям, даже пускай там одни бабушки, для утешения». Владыка Слуцкий и Солигорский тогда сказал: «Ты пойми, у нас священника называют «батюшка», матушку – «матушка», то есть отношение, как к отцу и матери, и каждый человек, который к тебе придет – это твой ребенок, а от детей не отказываются, их не меняют». Когда у меня появилось такое отношение к моему труду, служению — что-то пошло. Я начал молиться двум святым с интересным житием – это свт. Николай Японский, который в Японии создал первую Православную Церковь, и свт. Иннокентий, митрополит Московский, но его еще называют Алеутский. Я молился, чтобы Господь мне дал служение с «дикарями», чтобы я их просвещал. А потом я понял, что меня не переводят в какие-то другие места. Думал, что, наверное, святые не слышат меня, а они услышали. И такой был у меня момент уныния, но Господь показал, а тут-то тебе «дикарей» мало? Чем тебе эти-то не угодили, просвещай, будь первым человеком, который вложит им это зерно, Евангелие. Когда я так начал относиться, то я понял, что нет разницы, где ты будешь служить — ты же служишь. Будь там, где поставлен.

У меня два момента таких: семья, где я понял, что это раз и навсегда, и церковный приход, мое служение
Недавно у меня брала интервью один корреспондент, верующая женщина, и она спросила: «Вы через семью свою пришли к вере?» Я сказал бы больше — через любовь к человеку, но, самое главное, ты полюбил человека, крестился, я говорю о своей супруге, но семью то нашу сохранила именно вера. Потому что мы — два разных человека — держались только тем, что понимали, что у нас это раз и навсегда. У меня два момента таких: семья, где я понял, что это раз и навсегда, и церковный приход, мое служение. Когда ты к этому так относишься — у тебя растет семья, она растет качественно даже, не только количественно, и приход. Приход – это не обязательно большое количество людей. Один минский священник говорил, что прихожан много — духовных чад мало. Духовные чада – это те, которые хотят духовно усыновиться, а ты как будто усыновитель от Бога. Это очень важно.
Важно, чтобы во главе любого дела стоял неравнодушный человек
Расскажу о том, как появились лагерь в Солтановщине. Приехал мой знакомый священник и начал рассказывать о том, что свозил детей на недельку в Жировичский монастырь — и все. Часто мы думаем, что надо только организовывать паломничества в какой-то монастырь, к святыне, а еще что? И мы спонтанно, хотя были единомышленники рядом, но точно не богатые попечители, начали организовывать детский лагерь. И это премия – это признание того, что ты что-то сделал для государства, для людей, это не оценка того, какой я священник, как я молился, хотя молился я много, чтобы получилось все организовать. Когда я начал служить на приходе и у меня были какие-то проблемы, один священник сказал, что надо жить по средствам. Это очень важно. У нас есть попечительский совет, но постоянных жертвователей у нас нет. А работы у нас много. Это работа с молодежью, с людьми с ограниченными возможностями, работа с нуждающимися, которая всегда требует очень много средств. Но в любой ситуации я обращался к каким-то методическим указаниям, рекомендациям. Когда-то я учился в педагогическом училище и думал, что это самое бесполезное образование в моей жизни. А понял, что оно как раз одно из самых нужных мне. Это было базой, с которой я понимал куда двигаться. Как будто я прихожу в библиотеку и ищу нужную книгу, и нахожу. Еще, самое главное, что Господь дал людей компетентных в тех направлениях, в которых мы работаем: социальное, молодежное, архивно-историческое. Например, у нас есть семья, муж и жена, которые возглавляют социальное направление. Важно, чтобы во главе любого дела стоял правильный человек, который будет продвигать его. У меня в каждой области находятся не только специалисты, а прежде всего люди, которые горят свои делом, неравнодушные.

Сама жизнь тебе выставит планы, ты просто должен научиться их реализовывать
Я немножко понимаю Господа Бога, Который мне не дает много или не расточает, потому что я бы тогда замечтался и остановить было бы меня трудно. У нас есть цели, к которым мы стремимся. Поэтому нам сейчас только нужно просто молиться и изыскивать в себе силы и помощь извне для того, чтобы их реализовывать. Самое главное, мы показали себя так, что к нам приходят люди со своими просьбами, предложениями, и ты понимаешь, что уже до гробовой доски у тебя будет работы, если ты не придумаешь цель, тебе ее подкинут. Я понимаю, что есть люди, у которых проблем намного больше, чем у меня. Поэтому я знаю, что у меня есть задел, что многое можно не планировать, сама жизнь тебе выставит эти планы, ты просто должен научиться их реализовывать.
Есть люди, которые мечтают, чтобы ты сегодня перепутал номер телефона
В обществе все равно найдутся люди неправославные, других конфессий, иногда сомневающиеся и просто атеисты. Но они, когда приходят в лагерь, в братство, они признают порядок твоей жизни. В нашем лагере, даже пускай ребенок не православный, но он прежде всего говорит, что будет выполнять все то, что делают православные дети. Это помогает человеку признать, что он не один в этом обществе, что он принимает его закон. Прежде всего одна из задач воспитания детей – рассказать, что есть понятие «общечеловеческие ценности». К ним неправильно сейчас относятся и неправильно эту тему поднимают. Это когда любой человек признает интересы другого человека, когда он небезразличен к чужой проблеме. Есть передача о нашей Ксении Шкред, она – человек с ограниченными возможностями, без помощи людей не может двигаться. Но это человек, которого наградили за то, что он помогает людям, попавшим в трудную ситуацию, она разработала направление помощи животным в хосписах. Если мы берем лагерь, детское, юношеское сообщество, мы стараемся заложить в него зерно Евангелия. Мы показываем пример тех людей, которые в жизни смогли преодолеть какие-то сложности. Хотя исходный материал для жизни у них был вообще никакой. У меня, что в братстве, что в лагерях, что в каких-то мероприятиях, всегда есть такое понятие «котла», где не важно, какого люди возраста приходят. Важен жизненный пример, когда рядом, например, пожилой человек, у которого ты чему-то учишься. Или когда зовешь интересного человека, а он рассказывает о себе детям, которые сейчас зачастую имеют все для жизни, но не имеют к жизни интереса. Я своим детям или всем, кто ко мне приходит, объясняю, что ценность вашей жизни в том, что вы особенно ценны для многих людей. Есть люди, которые мечтают, чтобы ты сегодня перепутал номер телефона и не позвонил очередному другу, чтобы бессмысленно провести время, а чтобы позвонил этому человеку, которого ты не знаешь, но чтобы он немножко поговорил с тобой, и это тоже очень важно.
Хочется, чтобы в Несвиже у нас был духовный очаг
Некоторым домикам в лагере уже 15 лет, они щитовые, где-то надо поменять дерево, где-то полностью сделать ремонт. У нас есть территория в Несвиже, где есть здание, ему более ста лет, за это время там не делался ремонт. Это будет миссионерский центр, где будет встречаться молодежь, интересные люди, куда может прийти любой человек и встретить там замечательных людей, единомышленников, провести там время, получить духовную реабилитацию, угол какой-то получить. У нас есть социальный центр в братстве, где мы помогаем людям, которым тяжело в жизни. Хотим, чтобы в городе у нас был духовный очаг, какую-то часовню поставить, чтобы люди могли вместе объединиться в молитве, начать и закончить дело с молитвой, ну и какой-то образовательный центр чтобы был. Есть планы, часть на бумаге, часть реализуется. И наша база, Солтановщина, это бренд определенный, куда люди стремятся, для них это память, там прошло их детство, там они залечили свои раны, кто-то создал семью или отметил венчанием и свадьбой начало своей семьи.

Люди не могут быть одинаковыми, но они должны быть воспитанными
Прежде всего, к нам приходят люди или по социально программе, или по молодежной. Иногда дети приезжают после сект, зависимостей. Они понимают, что приходят туда, где есть определенный порядок. Они участвуют в наших мероприятиях, но у них может быть своя идеология. Зачастую многие люди исповедуют единую веру в Христа, но по-разному видят устройство общества. Здесь важно правильное общежительное настроение. Общежительство – это когда люди понимают, что между ними должны моральные принципы править. Прежде всего надо воспитывать людей. Люди не могут быть одинаковыми, но они должны быть воспитанными, должны уважать каждого, с кем живут, с кем соприкасаются. Важно уважение друг к другу. Каждому ребенку, особенно после десяти лет, важно привить понимание, что он сам себя должен воспитывать, он должен учиться сдерживать свои чувства, общаться с людьми, доносить свою позицию. В лагере во время беседы я говорю, что не надо бояться высказать мне то, что думаете, и в семье — также. Я буду отстаивать свою точку зрения, но это не значит, что я самый информированный человек. А потом еще, как в Евангелии сказано, что никогда не посрамит человека – это терпение, важно научиться терпеть себя, …близких тебе людей. Если ты научишься терпению, – научишься правильно работать и жить правильно. Это прежде всего.

По материалам сайта sobor.by