Кабарда и Россия:два века содружества (1552- 1763) и век войны с адыгами (1763 – 1864)

Экспансия Османской империи и Крымского ханства на Кавказе  с XVI и до первых десятилетий XVIII вв.  сделала союзником  Кабарды Российское царство. Авторитет его вырос, когда в  1552 г. было  завоёвано  Казанское ханство. Тогда же  в Москву прибыло первое посольство от племени  бесленей с просьбой принять их «на службу», защитить от крымцев и помочь в восстановлении христианства [5, с.8]. (Помимо следов православия там были сильны  языческие верования и утверждался ислам) [20, с. 194;  18, с. 160-163]. При отсутствии вторжений из Крыма вероятность прорусской ориентации у народов Северного Кавказа была бы меньше. В  1553 г. хан Девлет-Гирей I (1551-1577) устроил  набег на «пятигорских черкас».    В 1555 г. новому посольству от черкесских князей и Кабарды была обещана помощь в борьбе с крымцами.    В 1556 г. русские войска без боя заняли Астрахань, нападали на крымские владения вдоль Днепра, а адыги  разграбили Тамань и Темрюк. Летом 1557 г.  Русское царство оформило альянс с единственным дальним союзником среди враждебного тюркского мира. В Ливонской войне с 1558 г. адыгские князья  воевали в составе передовых русских полков [15,с.32-34],  
Османская империя тогда была в апогее державной мощи, но соперничество за «протекцию» над адыгами между Турцией (Крымом) и Россией шло на равных. В 1561 г. Иван Грозный женился на дочери верховного кабардинского князя Темрюка Идарова (в крещении  Марии), что было вызовом Девлет-Гирею I. Западных черкесов защитить не удалось: в 1562 г. они были вынуждены признать сюзеренитет Турции и Крыма.  

Россия и Крым поровну претендовали на сферы влияния и кланы адыгских мурз в Москве и Бахчисарае были  равновесны [14, с.25-41].
 Границей между «турецко-крымской» Черкесией и Кабардой стала р.Кубань.  В 1563 г.  500 стрельцов и 500 казаков воеводы Г.С.Плещева помогли укрепить Темрюку Идарову власть в Кабарде [28, с.357].

В 1567 г. для защиты  кабардинцев по их просьбе  был поставлен Терский острог у устья р.Сунжи, что мешало  связям  крымцев и турок с Дербентом. После провала похода 1569 г. санджакбея  Кафы черкеса Касыма-паши  под Астрахань, на его уходящие войска по безводной «кабардинской дороге» нападали кабардинские всадники [24, с.132-166].

В 1570 и 1571 гг. кабардинско-русский союз  потерпел  тяжкие поражения. Нурадин Адыл-Гирей разбил воинов Темрюка. Татары «всю землю Черкаскую воевали и жгли…, взяли полону болше дватцати тысеч» — так хвастал нурадин [7, с.120,122]. Полон был уведён  за Кубань и  обращён в ислам. Девлет-Гирей I «адским огнём» сжёг Москву и тоже забрал непомерный ясырь. После поражения от русских при Молодях в 1572 г. хан  не снял претензий на Казань и Астрахань. Русский престиж в Кабарде временно спал. В 1588 г. князья присягали «на верность Кабардинской земли Русскому государству «по мусульманскому закону»    [5, с. 4; 15, с.77].