Кто может на земле прощать грехи?

Кто может на земле прощать грехи? Так недоумевали книжники при виде исцеления Иисусом расслабленного. Евангельский рассказ об этом исцелении читается во вторую неделю Великого поста (Мк. 2, 1-12) и в четвертую неделю после Пасхи (Лк. 5, 19-26). Господь Иисус Христос показывает перед всеми Свое божественное достоинство, говоря расслабленному: «Прощаются тебе грехи твои». Сама безличная форма глагола (не «я прощаю тебя», а «грехи прощаются») по понятиям того времени указывала на высшее прощение, которое мог даровать только Бог. В удостоверение действенности слова Христова расслабленный встал и пошел перед лицом всего собрания. Так было в очередной раз подтверждено, что Христос учит «как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Мф. 7,29).

Впоследствии вопрос о прощении грехов на земле был разрешен Господом во время явления ученикам по Воскресении: «Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20, 22-23). Так Христос, укрепляя апостолов подаянием благодати Святаго Духа, приготовил их к будущей проповеди покаяния и прощения грехов среди всех народов (Лк. 24,47). Согласно с этим сказано в Евангелии: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16,16). Исполняя свою миссию, апостолы проповедовали крещение во имя Иисуса Христа «для прощения грехов» (Деян. 2,38). Конечно, раскаяние было возможно и после крещения. Например, в книге Деяний замечается, что уже уверовавшие приходили к ап. Павлу, «исповедуя и открывая дела свои» (Деян. 19,18).

Власть «вязать и решить», определенно переданная сначала ап. Петру, а затем и другим апостолам (Мф. 16,19; 18,18), означала право принимать приходящего или отлучать согрешающего от Церкви. Эта «власть ключей», как ее еще иногда называли, стала отличительной чертой церковной иерархии. Апостолы, а затем их преемники — «епископы» или «пресвитеры» — так они именуются в новозаветных книгах, управляли христианскими общинами словом и примером собственной жизни. Они, конечно, совершали крещение, через них также совершалось и отлучение. Суровым уроком такого рода стал известный эпизод с Ананией и Сапфирой (Деян. 5, 1-11). «Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели», — наставлял ап. Павел Тимофея (1 Тим. 5,20). Это обличение, по евангельскому правилу, сначала наедине, а затем при нескольких свидетелях, делалось и перед лицом всей церкви, т.е. христианской общины, и могло закончиться отлучением прямо на христианском собрании: «Извергните развращенного из среды вас» (1 Кор. 5,13). Такие грехи, как идолопоклонство (т.е. отпадение от веры), убийство, прелюбодеяние, безусловно, наказывались отлучением.

Вместе с тем, апостолы имели признанное право принимать отлученных. Так ап. Павел предписывал простить отлученного ранее грешника, говоря о своем прощении «от лица Христова» (2 Кор. 2,10). Вполне естественно, что отпавшие по причине тех или иных грехов и лишенные церковного общения со временем могли искать восстановления в Церкви. Такие люди приносили публичное покаяние. Христианский писатель Тертуллиан (ок. 160 – †после 220) в своем слове «О покаянии» упоминает об обычае кающихся налагать на себя строгий пост, с молитвой униженно падать на колена перед священниками и другими членами общины, чтобы снискать прощение за тяжкие грехи, соделанные после крещения. Впоследствии был разработан целый чин публичной исповеди с разделением кающихся по степеням (плачущие, слушающие, припадающие, стоящие). В первый день Великого поста, посыпая свою голову пеплом, в простой одежде распростертые ниц, начинали они свое покаяние. В Великий четверг перед Пасхой предстоятель общины (епископ, чаще всего) читал специальные молитвы и в знак прощения возлагал на них руки (было также помазание маслом), совершая таким образом принятие в Церковь, после чего следовало Причащение. В своем послании к падшим во время гонений св. Киприан Карфагенский (ок. 201–258) писал: «Пусть каждый исповедует свой грех, пока согрешивший находится еще в этом мире, пока исповедь его может быть принята, пока удовлетворение и отпущение, при посредстве священников, угодно Господу».

Таинство Покаяния стало для падающих в грех своего рода вторым Крещением. Однако такая возможность в апостольское время не была многократной: «Ибо невозможно – однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святого, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему» (Евр. 6,4-6). В раннехристианском памятнике «Пастырь» Ермы (сер. II в.) написано, что после крещения, «если кто будучи искушен от диавола согрешил, – имеет одно покаяние. Если же часто будет грешить и творить покаяние, – не послужит это в пользу человеку, так делающему». Однако в монашеской среде исповедь стала регулярным деланием. В Правилах подвижнической жизни св. Василия Великого (†379) говорится, что инок ни одного своего душевного движения, ни одного слова и сердечного помышления не должен оставлять без испытания опытного наставника, а исповедовать свои грехи он должен перед теми, «кому вверено домостроительство тайн Божиих», т.е. перед священниками. В VI в. правила совершения Таинства Исповеди и ее чин были упорядочены патр. Константинопольским Иоанном Постником. Тайная исповедь постепенно стала сменять публичную.

Теперь во время Исповеди священник произносит молитвы Богу о разрешении кающегося со словами «примири и соедини его Святей Твоей Церкви о Христе Иисусе, Господе нашем» и «властию Его, ми данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих». Таким образом член Церкви, осознающий свое отпадение, возвращается снова в ее лоно, а благодать Святаго Духа, как вода Крещения, омывает человеческую душу. Власть прощать грехи на земле, конечно, принадлежит только Богу, в Его же власти и прощение грехов, преподаваемое через священника.

Священник Алексий Хотеев

oroik.by