Партизанская летопись: связной отряда — священник Николай Хильтов

В годы Великой Отечественной войны священники на оккупированных территориях, оставаясь верными христианской нравственности, помогали партизанам, укрывали мирных жителей и красноармейцев, в проповедях выражали уверенность в победе над фашизмом.

Очередная страница совместного проекта БЕЛТА и Белорусского государственного музея Великой Отечественной войны — «Партизанская летопись: связной отряда — священник Николай Хильтов» — посвящается настоятелю храма Иоанна Предтечи в деревне Блячин (теперь Садовая) Клецкого района, который был активным участником сопротивления и принял страдальческую смерть от немецких захватчиков.

Основой проекта стала уникальная коллекция рукописных партизанских журналов, которая хранится в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны и имеет статус историко-культурной ценности категории «1» международного значения. Еженедельно ведущее новостное агентство страны рассказывает об этих хрониках и публикует их оцифрованные версии. Каждая из них показывает разные стороны жизни партизанских формирований, раскрывает мысли и чувства людей, рискнувших вести бой в тылу врага.

До 3 июля 2019 года БЕЛТА будет публиковать партизанские журналы, дополняя уникальный текстовый контент архивными фотографиями агентства.

Более семидесяти лет назад, в апреле 1944 года, были арестованы братья-священники Николай и Георгий Хильтовы. Этих людей хорошо помнят на Клеччине. О них написано несколько статей, снят документальный фильм. И все же о последних днях братьев сведений очень мало. В беседах со старожилами можно услышать разные версии обстоятельств их ареста и смерти. Приведенные ниже факты основаны не на слухах и догадках, а на конкретных сведениях. В первую очередь – на воспоминаниях поэта Сергея Новика-Пеюна, который находился рядом с Хильтовыми в Колдычевском лагере смерти, а в 1957 году разыскал дочь Николая Хильтова – Надежду — и послал ей письмо… Много лет спустя на месте гибели своих родных побывал и сын отца Георгия – Николай Георгиевич Хильтов.

Николай и Георгий были детьми священника Александра Андреевича Хильтова. Рано потеряли мать. Как и отец, они и младший брат Серафим выбрали для себя духовный путь, стали священниками. Немецкая оккупация застигла отца Николая в своем приходе Иоанна-Предтеченской церкви д. Блячино, где он служил с 26-ти лет с 1929 года. С 1901 года здесь действовала церковно–приходская школа, построенная на средства прихожан, при ней были интернат, столовая. В храме хранилась местночтимая коронованная икона Пресвятой Богородицы в серебряных ризах. Местные жители очень уважали батюшку Николая, не чуравшегося крестьянской работы, готового в любую минуту помочь. Георгий Хильтов, или как его называли близкие – Жорж, служил в Клецком Покровском храме. Серафим – в Несвижском районе.

С апреля 1942 года отец Николай Хильтов считался связным партизанского отряда имени Г. Котовского 300-й бригады имени К.Ворошилова, которая дислоцировалась в Копыльском районе. Теплый дом и доброе сердце «партизанского батюшки» обогрели и помогли сотням партизан. Это именно из его дома вышла бригада «котовцев» на памятный партизанам Копыльщины раевский бой. Его дом был одновременно и госпиталем, и штабом, и базой отдыха для диверсионных групп, и складом оружия и боеприпасов. Здесь регулярно останавливались группы подрывников перед выходом на железнодорожную линию Городея – Погорельцы. Неоднократно дом посещали командиры и комиссары. В партизанской характеристике о деятельности батюшки сказано: «Товарищ Хильтов систематически передавал ценные сведения по разведке, вел работу по разложению полицейского гарнизона г. Клецка, своевременно сообщал о полицейских и немецких засадах. Обеспечивал партизан необходимыми продуктами питания. Все задания выполнял добросовестно и аккуратно». Перед прихожанами в церкви отец Николай Хильтов зачитывал обращение митрополита всея Руси Алексея, который призывал население оккупированных территорий помогать партизанам громить немецких захватчиков. Во всех делах отцу Николаю помогала его жена Наталья из рода Новицких. Особенно ценным оказался ее опыт в деле помощи раненым. Поскольку Николай часто болел, матушка овладела основами медицины, и эти знания в тяжелое время оккупации очень пригодились. Кроме того, Наталья Хильтова вместе с домработницей Павлиной распространяла в окрестных деревнях, Клецке, Несвиже сводки Совинформбюро, листовки, газеты. По мере возможностей помогали отцу и дочери–подростки Надя и Кира.

Стоит отметить, что семья не раз находилась на грани жизни и смерти. Немцы, полицаи, партизаны останавливались в доме по очереди, а, бывало, и одновременно… Настоятель Зубковской церкви отец Георгий Прорвич, который тоже поддерживал связь с партизанами, вспоминал: «Прихожу как-то к Хильтовым. Стоят кони во дворе. В кухне сидят полицаи, выпивают. Наталья зовет меня в дом: «Иди, что-то покажу». Пошел. В одной комнате висит на шнурках множество постиранных бинтов! А в боковушке лежат четверо раненых. Партизаны. И это был не единственный случай».

Николай Хильтов постоянно помогал разведывательной группе под командованием Михаила Шершнева из бригады имени Василия Ивановича Чапаева. Осенью 1942 года после выполнения задания диверсионная группа из пяти партизан останавливалась в доме отца Николая. В это время стало известно, что в деревню приехали немцы. Священнику пришлось запереть в одной из комнат дома партизан, а в другой принимать карателей, которые, пробыв недолго в доме священника, ушли. Это именно об этом случае вспоминал отец Георгий Прорвич. Николай Хильтов обеспечил Михаила Шершнева «западной» одеждой, добыл ему пропуск и паспорт, не раз представлял командира диверсионной группы своим племянником. Неоднократно указывал отец Николай расположение полицейских засад. В ноябре 1942 года в перестрелке с карателями погиб руководитель одной из диверсионных групп – Николай Анохин. Его тело принесли в дом священника, отец Николай отпел его, после чего партизан был захоронен в гумне священника. Спустя некоторое время партизаны перезахоронили разведчика в центре деревни Блячино, а после войны его останки перезахоронили в деревне Зубки.

Четвертого января 1944 года отец Николай Хильтов написал письмо командиру партизанского отряда Еременко из той же бригады, поздравил его с праздником Рождества Христова и просил отправить Михаила Шершнева, тяжело переживавшего смерть своего командира Н.Анохина, в «дом отдыха для физически и психически больных». Этот «дом отдыха» был создан отцом Николаем Хильтовым при церковном доме, там партизаны поправляли свое здоровье. Для того, чтобы не вызвать подозрения немцев о настоящих «отдыхающих», батюшка вместе с доверенными прихожанами распространяли слух о больных тифом, которые там якобы лечатся. Фрицы боялись этой смертельной болезни, а потому церковь отца Николая старались обходить стороной.

На квартире Жоржа Хильтова в Клецке происходили встречи партизанских связных с начальником клецкой полиции Гуриным, который передавал важные сведения оперативного характера. Когда было решено склонить на свою сторону Гурина, роль связного досталась отцу Николаю. Вместе с сопровождавшим Михаилом Шершневым он явился в городскую управу Клецка прямо в кабинет Гурина. После долгих переговоров полицейский согласился помогать партизанам. Дальнейшие встречи проходили на квартире отца Григория.

Когда из Минска привезли группу воспитанников детского дома, среди которых были евреи, отец Георгий, чтобы их спасти, покрестил их в Православии и выдал всем необходимые документы. Отец Георгий Хильтов организовал сбор продуктов для военнопленных. Горожане и жители окрестных деревень, хоть и сами жили голодно, батюшку поддержали. Еженедельно из Покровской церкви в лагерь отвозили повозку хлеба, картошки, сала, яиц. Только в конце 1943–го после двух организованных побегов военнопленных немцы запретили эту помощь.

Два года Хильтовы сотрудничали с партизанами. Не раз были на волосок от ареста, но как-то обходилось. И вдруг в пятницу 6 апреля 1944 года это случилось. До сих пор сельчане спорят, кто выдал Николая Хильтова, называют разные фамилии, но твердой уверенности ни у кого нет. Разное говорят и про обстоятельства ареста. Чаще всего можно услышать, что батюшку задержали, когда он повез ремонтировать пулемет в д. Лань. Однако, по воспоминаниям дочери зубковского священника Оксаны Прорвич, все происходило иначе. Комендант немецкой полиции Нич пригласил Хильтова на беседу в застенке Кунцевщина. Жена повезла отца Николая на фурманке, по дороге заехали в Зубки. Георгий Прорвич предупредил их об опасности, просил все бросить и бежать. Однако к нему не прислушались. Было сказано: «Будем ехать назад, заедем к вам на завтрак». Назад Наталья приехала одна и вся в слезах.

В этот же день в Клецке был арестован и Георгий Хильтов. Вскоре братья оказались в Барановичском СД, откуда их привезли в Колдычево – один из самых страшных лагерей смерти оккупированной фашистами Беларуси. Здесь было уничтожено свыше 20 тысяч узников, но страшно делается не только от этого. Еще больший ужас охватывает, когда узнаешь, что все эти зверства творились руками наших соотечественников. Охрану лагеря несла 7-я рота 13-го белорусского батальона при СД. Жестокость, с которой полицаи обходились с узниками, шокировала даже их немецких начальников. Издевательства начинались сразу же по прибытию в лагерь. Все узники должны были пришить на одежду белые полосы: на грудь, спину и правую штанину. На это отвадилось ровно 10 минут. Кто не успевал, того избивали, остальным отдирали нашивки и заставляли пришивать все заново. И так несколько раз. Такие полосы носили на одежде и братья Хильтовы.

Жены Николая и Георгия – Наталья Ивановна и Лидия Александровна (дочь отца Александра Волосовича) – решили ехать в Колдычево, взяв с собой детей, чтобы узнать о судьбе мужей. Хотели увидеть их, убедиться, что живы. Кроме того, жила тайная надежда, что братьев удастся вырвать из лагеря. Среди охранников было немало выходцев из Клеччины. Люди в деревнях говорили, что за хорошую взятку они даже могут выпустить узников. А вдруг получится?

Не получилось. Оставив детей у знакомых, женщины направились на прием к Радославу Островскому, надеясь на его помощь. В то время, когда Радослав Островский преподавал в городе Вильно в белорусской гимназии, Николай Александрович Хильтов был его учеником. Однако помощи не последовало, из СД женщины вышли ни с чем. Лидию Александровну схватили в Барановичах, когда она выходила от подруги. Знакомая учительница всунула в ее ридикюль сообщение Совинформбюро. «Дома прочтете», — сказала она. Эту листовку и нашел патруль. Лидия Хильтова оказалась в концлагере. Там же оказалась и Наталья: ее поведение, как будто бы, насторожило часовых. В конце концов, детали уже не имеют значения. Жены священников оказались вместе с мужьями в лагере смерти. Жить им оставалось совсем чуть-чуть.

Николай Хильтов погиб в последние дни мая 1944 года. Палачи привязали его к железной кровати и сожгли заживо. Последними словами священника были: «Поставьте крест на моей могиле!». Узники погребли то, что осталось от тела, на лагерном кладбище. На могиле поставили самодельный крест. Вскоре расстреляли и матушку Наталью Ивановну – в последний день существования колдычевского лагеря.

Георгий и Лидия, которую заставили мыть белье охранников, оставались в лагере до последних дней. Перед приходом Красной Армии узников поделили на четыре группы для перевода в Барановичскую тюрьму. Лидия оказалась во второй, Жорж – в четвертой. Из лагеря успели вывезти только первую, в которую попал С.Новиков-Пеюн. На прощание Л.Хильтова сказала ему: «Если останетесь в живых, приезжайте к нам в Клецк». До последней минуты она надеялась на лучшее.

Но всем, кто оставался в лагере, была предназначена другая судьба. В ночь с 1 на 2 июля 1944 года состоялся последний колдычевский расстрел. Узников подводили к большой, наспех вырытой яме, где уже ждали каратели с автоматами. Яма быстро наполнялась людьми, живые падали вместе с мертвыми. Тогда погибло 574 человека, среди которых был и 39-летний отец Георгий. На рассвете, чтобы спрятать следы преступления, убийцы подожгли и взорвали все лагерные постройки.

…В 1965 году церковь, в которой служил отец Николай Хильтов, разрушили. Стараниями прихожан были спасены многие иконы и церковная утварь, а потом началось возрождение прихода. В июле 2005 года в восстановленном храме отслужили первую Литургию. А память о братьях Хильтовых никогда и не умирала среди местных людей.

Сейчас настоятелем Покровской церкви в Клецке, где когда-то служил отец Георгий Хильтов, является протоиерей Андрей Александрович Гладкий. Именно отцу Андрею, а также благочинному Клецкого округа протоиерею Матфею Белоусу выпала честь открытия и освящения 24 августа 2014 года мемориальных досок, увековечивающих мученический подвиг священников Георгия и Николая Хильтовых в годы войны.(По материалам статей Андрея Блинца “Загінулі ў Калдычэва” и С. Дубовик “Партызанскі бацюшка” в газете “Да новых перамог», статьи А.Блинца «Крест братьев Хильтовых» в газете «СБ. Беларусь сегодня» и сайтов sobor.by и http://krotov.info/history/20/1940/silova_02.htm).

братья Николай (слева) и Георгий Хильтовы с супругами и детьми

братья Николай (слева) и Георгий Хильтовы с супругами и детьми

По материалам сайта Слуцко-Солигорской епархии sluck-eparchiya.by и сайта Клецкого благочиния kleck-blago.by