Пост — это о весне

Еще до того, как православное блогерство стало модным, в Инстаграме зарегистрировалась молодая  московская мама Маша Поспелова. И с помощью фотографий из своей жизни показала, каким светлым и живым может быть наше Православие.

Маша писала как-то, что ей очень уютно живется в годовом круге Церкви — со всеми его праздниками, постами и традициями. И делилась своим опытом, как творчески эту традицию воплотить в жизнь. Меня особенно вдохновляло ожидание Пасхи с детьми в ее семье. И захотелось, чтобы вдохновились и вы.

ПОСТ — ЭТО О ВЕСНЕ

— Я могу рассказать о традициях: мне кажется, я именно в этом компетентна, — улыбается Маша. — Думаю, созидающая сила нашего Православия как раз в том, что оно может вбирать в себя любые традиции и наполнять их новым глубоким смыслом. То, что произошло, например, с жаворонками, которых пекут 22 марта. «Сороки» — этот языческий праздник зазывания весны, когда детки поднимаются на холмик, кричат: «Жаворонок прилети, весну нам на крылышках принеси» и бросают птичку в небо, — становится праздником Сорока мучеников, чьи святые души улетают на небо. Языческий праздник получает новое осмысление и христианское наполнение.

Маша говорит, что и Масленица, нехристианская изначально, сейчас стала для нас символом духовного возрождения и начала духовной весны.

— Мне очень нравится, что в английском пост назван словом «lent» — весна (первоначально в английском языке весне соответствовало слово «lenten» — Ред.). Это так прекрасно, и в этом есть глубокий символизм: весной всё оживает, вот и наши души тоже должны ожить. И ребенку нужно постараться рассказать о пробуждении души на примере того, что происходит в природе. Ребенок ведь видит, как оживают после зимнего сна деревья, земля, пробивается молодая травка, первые цветы. И на таких примерах ему легко объяснить то, что должно происходить в его душе: злость и раздражение как колючий грязный снег должны уходить под лучами теплого весеннего солнышка грядущего Воскресения Христова.

Поэтому пост в семье Поспеловых светлый и радостный, без надрыва и драматизма. Это радостное движение к воскресшему Христу.

— Может быть, до рождения детей у меня было немного по-другому, но на то оно и раньше, что всё должно постепенно меняться. Ребенок словно заново учит тебя радости, к которой мы все призваны. Это хороший опыт для взрослого человека — попоститься с детьми, — говорит Маша. — Когда я слышу от людей: «Вот раньше, до рождения детей, я уж постился — так постился! А дети мне мешают», мне видится что-то очень неправильное в этом слове «мешают». Дети не мешают — они открывают новую грань поста.

ПОСТ — ЭТО О ТВОРЧЕСТВЕ

Несколько лет назад Маша сделала для детей великопостный адвент (календарь ожидания) в виде дерева — еще один яркий образ поста как весны. Из плотного картона нужно вырезать деревце с семью ветвями — по числу недель поста, на которое ребенок каждый день клеит по листочку. Если был в храме и причащался — ещё и цветочек. К Пасхе дерево зазеленеет и зацветет.

Еще одна традиция, которая прижилась в Машиной семье, — греческая Госпожа поста Кира Саракости (дословно с греческого её имя переводится как «Госпожа Четыредесятница»). Это кукла, у которой семь ног, опять же по числу недель поста. Прошла неделя — убирай у Киры одну ножку. Как ножки закончатся — так и Пасха придет.

— Для ребенка формат адвент-календаря очень важен в вопросе ожидания любого важного события, тем более Пасхи. Все знают, как дети способны изводить взрослого вопросами: «Ну когда уже?!» А тут у тебя всегда есть перед глазами то, что ты можешь предъявить и сказать: вот когда закончатся ножки у Киры Саракости, или вот когда на дереве все веточки зазеленеют листочками, тогда и будет Пасха. И ребенку понятно: ножек много — значит, еще поститься и поститься. Для меня это реальная помощь. Посмотрели дети и сами себе на вопрос ответили, и  к маме не пристают.

Госпожу поста, греческую Киру Саракости некоторые делают из соленого теста, а ножки по одной отгрызают. Можно сделать из бумаги и просто отрывать. А у нас Кира — долгожительница, и ножки у нее на веревочках, чтобы в следующем году она опять к нам смогла прийти на всех своих семерых. Дети очень любят после воскресной литургии отвязывать ножку Кире – это явный символ, что Пасха все ближе. У нас даже драки случаются, кто будет отвязывать, — смеется Маша. — А еще я знаю, что многие рисуют на окне лесенку из семи ступенек. Каждую неделю по этой лесенке на очередную ступеньку поднимается фигурка, которая символизирует человека, идущего по постной стезе. Это тоже очень красивый символ и отсылка к «Лествице» Иоанна Лествичника: каждую неделю мы должны преодолевать свое несовершенство и становиться чуточку лучше.

ПОСТ — ЭТО О БУЛОЧКАХ

В семье Маши принято часто печь. Великим постом выпечка становится особой, приуроченной к важным датам поста. Для ребенка это и привязка к церковному календарю, и радостное утешение. Вместе они пекут жаворонков на Сорок мучеников, крестики на Крестопоклонной, лесенки — в Неделю об Иоанне Лествичнике. И здесь важно смотреть: придется по душе та или иная традиция или нет.

— Кто-то говорит, что печенье в виде крестиков не очень хорошо есть. Тут каждый решает сам. Мы — печем, вспоминая детство Шмелева из «Лета Господня» — непременно в перекрестья цукаты. А вот кипрская традиция делать на Лазареву субботу «лазариков» — булочки в виде спеленутых человечков, символизирующих Лазаря Четверодневного, — у нас не прижилась. Один раз мы их испекли и поняли, что есть их не можем. Поэтому, мне кажется, не должно быть жёсткой установки: на каждый праздник непременно что-то делать. Мы пробуем, смотрим и то, что нам отзывается, сохраняем. Не заменяя традицией суть, но дополняя ее таким осязаемым образом.

ПОСТ — ЭТО О ПРИГОТОВЛЕНИИ К ПАСХЕ

Маша старается, чтобы главный и самый радостный стол года был всегда по-особенному украшен. Дети очень любят пасхальное дерево. Для этого находят на улице веточки от подстриженных деревьев, ставят их в воду за неделю-полторы до Пасхи, и к празднику веточки уже зеленеют листочками. А украшают деревце тем, что смастерили за пост.

— В пост у нас всегда есть рукоделие, — говорит Маша. — Если Страстные Евангелия мы слушаем дома, то стараемся делать это сосредоточенно, занимаясь каким-то делом. Например, я расписываю печеньки, а дети вырезают яички для пасхального дерева. Занимаются делом, а информацию на ус мотают. В прошлом году мы сделали венок из коробок для яиц. Коробки порезали, покрасили, сделали цветочки и приклеили на картон. Получился красивый пасхальный венок в актуальном направлении ресайклинга — безотходного производства.

— А как сделать красивую пасхальную горку?

— Овес для проращивания можно посадить в марлю или сразу в землю. И чтобы на пасхальном столе он выглядел свежим, а не пожухшим, лучше сажать его за неделю до праздника. На солнечном подоконнике при регулярном поливе он всходит очень быстро и к Пасхе уже колосится десятисантиметровой травой. Можно посадить травку в скорлупки от яиц, можно — в земляную горку. Это настоящее украшение стола и опять же — символ весны, победы, когда из внешне безжизненного неприглядного земельного холмика, напоминающего могильный, вдруг прорастает зеленая трава, новая жизнь.

ПОСТ — ЭТО О ПОДАРКАХ БОГУ

Мне интересно, как проходит пост в Машиной семье и ограничивает ли она детей, скажем, в какого-то рода еде.

— У меня есть ощущение, что многие люди вообще не очень понимают, что такое пост и постятся, «потому что так надо». А на самом деле пост ведь — это методика. Когда у нас истончается животная природа, истончается и духовная. Я хорошо помню то время, когда мы с мужем еще только встречались, и я была голодной студенткой. Первым делом он всегда меня вел куда-нибудь покормить. Говорил: поешь, станешь спокойнее, и мы будем дальше общаться, — смеется Маша. — Когда ты голоден, истончен, начинают вылезать все самые неприглядные твои стороны — раздражение, колючесть. Пост — это своеобразный вызов самому себе: я могу быть добреньким, когда поел котлеток и попил молочка, тогда я жирненький и довольный. Соответственно, и душа такая же. Как говорится, «сытое брюхо к ученью глухо». А вот я сейчас попробую не есть и все равно быть добрым, получится ли? Только с Богом и пониманием сути происходящего. Вопрос: может ребенок понять такую логику или нет? Ребенок готов испытывать себя, совершать духовные подвиги? Мне кажется, мало кто из детей готов к этому. До этого нужно дорасти.

Маша уверена: надо начинать с малого и не ставить ни себе, ни детям недостижимых целей. В Рождественский пост она всегда задает детям вопрос: что бы вы хотели подарить Богу к Его рождению? Ему ведь не нужно почти ничего, кроме наших добрых сердец. Поэтому хорошо бы потрудиться в этом, но не глобально, это сложно и непонятно с какой стороны приступить, а тренируясь на каких-то очень простых задачах. Не бить сестру, когда она ломает твой конструктор Lego. Не хамить брату, когда он не дает тебе любимую книжку. Заправлять кровать хотя бы после второго напоминания от мамы. В Великий пост то же самое.

— Один мой ребенок очень любит сладкое. Он готов есть его за завтрак, обед и ужин. И я, зная, что он одержим сладким, пытаюсь ему объяснить: «Надо сделать так, чтобы ты решал, когда тебе есть конфеты, а не конфеты решали это за тебя. Ты должен постепенно научиться обладать собой». Мне кажется, так можно делать с любым объектом излишнего вожделения со стороны ребенка. Скажем, многие отказываются от мультиков. Но и тут нужно наблюдать, завладевают ли мультики твоим ребенком так, что он без них жить не может, или нет.

— Мама сама должна решать, в чем ограничивать ребенка?

— Я предоставляю ребенку право сделать это самостоятельно. И поддерживаю любое его доброе произволение. И если сегодня не получилось, это не значит, что теперь всё пропало и можно сдаваться. Хорошо бы в подобной ситуации ребенка не стыдить, а поддержать и сказать: «Ну да, чуть-чуть не получилось, но это не значит, что завтра не надо попробовать снова».

ПОСТ — ЭТО О ПОНЯТНОЙ МОЛИТВЕ

— А стоит ли водить ребенка на Великий канон, к примеру?

— Смотря какого ребенка. Есть дети, которые рождаются с очень тонкими настройками, а есть «непробиваемые». Всё индивидуально. Что касается канона, то мы, во-первых, читаем, кто такой Андрей Критский, и проходимся по темам, которые в его каноне поднимаются. Достаточно поверхностно, но чтобы дать ребенку понять, что этот канон призван настраивать человека на нужный мысленный лад, на более сдержанное настроение, на пусть малые, но настоящие труды по «удобрению» своей души.

А еще сейчас можно дома включить онлайн-службу. Это, конечно, фоновый процесс, но он всё равно погружает в нужную атмосферу, и дети выхватывают отдельные слова: «Мам, кто такой Мельхисидек?», «Кто такие Каин и Авель? Мам, повтори нам эту историю». А поставить всех перед телевизором слушать молитвы, которые они пока не в состоянии понять, — это профанация, которая мне не близка.

— На какие службы Страстной вы ходите с детьми?

— На службу Великой Среды, Четверга. Причащаемся всей семьей, вспоминаем события Тайной вечери. Страстные Евангелия слушаем дома — просто потому, что это очень скорбная служба, требующая тишины и внутреннего сосредоточения, и дети своим копошением отвлекают окружающих. Если есть возможность пойти в храм и стать так, чтобы никому не мешать или же трансляция выведена на улицу, отлично. Но идти в давку обычного спальнорайонного храма с тремя детьми на такую напряженную службу, где люди плачут, — это просто неуважение к окружающим. Можно ведь вдумчиво послушать и почитать дома. Не знаю, насколько оправдан этот педагогический метод, но в каком-то году я показывала детям отрывки из протестантского фильма о мучениях Христа на Кресте. Такие яркие образы лучше запоминаются детьми и сильнее входят в их сердце, чем слова службы. Дети сразу становятся тише и серьезнее — знают, что Господь умирает ради них.

Еще мы обязательно ходим на вынос Плащаницы, обычно ближе к концу, чтобы не мешать и иметь возможность приложиться к ней. Если хватает времени и сил, приходим и на Крестный ход по погребению Плащаницы поздно вечером. Ребенок обязательно запомнит эти яркие образы: вот, я шел вместе со всеми, когда хоронили Христа, и было очень грустно, что Он умер.

На ночную Пасхальную службу мы всегда ходим вместе. Обязательно берем для прихожан угощение — испеченные и расписанные дома печенья. И детей очень поддерживает то, что после службы они будут раздавать угощение. После литургии в Сретенском монастыре всех прихожан всегда угощают какао с бутербродами, это чрезвычайно приятно. В прошлом году, когда у нас не было ночной службы в храме, мы грустили. Посмотрели ее онлайн и тоже пошли варить какао — на память о том, как мы обычно пьем его в Сретенском монастыре.

ПОСТ — ЭТО О ТЕПЛЕ

Маша уверена: у Бога не бывает внуков. Как бы мы ни хотели передать Бога по наследству, ребенок всё равно сам должен встретиться со Христом. И когда это произойдет, не знает никто. У меня возникает закономерный вопрос:

— Зачем тогда мы погружаем ребенка в церковную жизнь, показываем и рассказываем ему о посте и Пасхе, если он сам когда-то потом должен прийти к Богу?

— Потому что мы сами так живем, а ребенок родился в семье, где видят Бога именно так. Возможно, ребёнок в будущем увидит Бога иначе. Или вообще скажет: мне Он не нужен. Но мы-то, родители, уже увидели Бога именно так, и знаем, что это хорошо.

Мне кажется, и наша церковная жизнь, и все наши традиции как раз про это «хорошо» или даже «тепло». Главное, чтобы дети запомнили, что с Богом тепло. И когда они вырастут, обязательно вспомнят, как хорошо им было в детстве. Это время будет у них ассоциироваться с атмосферой тепла, гармонии и наполненности жизни — когда Бог на первом месте, а всё остальное — на своём.

Беседовала Светлана ПАВЛЮКЕВИЧ

Фотографии: Мария ПОСПЕЛОВА

Аккаунт Марии в Инстаграме(внешняя ссылка)