Расширение замкнутых пространств

В наши дни, дни мировой пандемии, когда многие находятся в режиме самоизоляции или изоляции на основании эпидемиологических предписаний, у многих назрело желание поскорей освободиться от этих пут, сковывающих нашу свободу.  Кого-то начали одолевать грехи злости, возмущения, осуждения, протеста. И встал довольно не риторический вопрос в данной ситуации: «Что делать?!»

Предлагаю классический ответ. Классическим я его назвал только из-за того, что предлагаю обратиться к классике. В данном случае — к литературной.

Не помню, кто сказал слова о том, что классика — это то, к чему, прочитав, услышав или увидев раз (произведения литературы, музыки, живописи, кино и пр.), хочешь вернуться  еще не раз, потому что всегда найдешь для себя что-то важное, актуальное на данный момент.

Предлагаю расширить наши нынешние замкнутые пространства, из которых мы рвемся наружу, иным путем — через внутренний мир, который бесконечен и не имеет границ.

Давайте посмотрим на всю эту ситуацию глазами любимого уже на протяжении долгих лет многими читателями графа Монте-Кристо[1].  Готов вам помочь в этом, как Аббат Фариа — товарищ Монте-Кристо по несчастью (в книге они оказались узниками, заключенными в замок Иф[2]). Хотя было ли это несчастьем или, может,  счастьем, в книге на этот вопрос ответ остался открыт. Одно можно сказать: граф Монте-Кристо время зря не терял. Не будем и мы.

Давайте хотя бы на время доверимся той ситуации, в какой мы оказались, и получим от этого максимальную пользу и удовольствие.

Я предлагаю вашему вниманию прекрасную книгу замечательного автора. Много лет назад я нашел это чудо в книжном отделе православного магазина, где подыскивал достойное чтиво для своей старшей дочери, тогда еще единственному ребёнку в моей семье. Сегодня пятеро моих детей выросли, но все они прикоснулись, я бы даже так сказал, это к ним прикоснулся своим творчеством замечательный (а совсем недавно казалось, безвозвратно забытый) автор. 

Предлагаю вашему вниманию книгу замечательной русской писательницы Лидии Алексеевны Чарской «Под сенью старого сада. Записки институтки», выпущенную в свет издательством «Отчий дом» в 2002 году в Москве, в серии «Православная детская литература».

«Записки институтки» — дебютная, во многом автобиографическая повесть автора 1901 года, написанная на основе ее воспоминаний об учёбе в Павловском институте благородных девиц и принесшая ей всероссийскую известность. Это в итоге и  положило начало ее писательской деятельности. Книга была очень популярна и к 1915 году выдержала четыре переиздания. В дальнейшем Лидия Алексеевна выпустила приквел[3] «Княжна Джаваха» (1903), историю жизни и взросления девочки — княжны Нины Джавахи, уроженки Гори — одного из старинных городов Грузии, и два сиквела[4]: «Люда Влассовская» (1904) и «Вторая Нина» (1907).

Книга «Записки институтки» начинается с поступления Люды Влассовской, дочери героически погибшего отца, в институт для благородных девиц в Петербурге.

Мать со слезами была вынуждена отправить её из солнечной Украины в северную столицу Российской империи.

В институте Лиде все кажется чужим и неприветливым до тех пор, пока она не подружилась с грузинской княжной Ниной Джавахой

Подруга Люды Нина тоже офицерская дочь. Она рано потеряла мать, и отец растит её сорванцом, привыкшим к воле. Скажем честно, весьма сомнительное воспитание для девочки ее круга тех времен. Но вскоре этому приходит конец. Приезжает бабушка-княгиня, которая совсем не одобряет то воспитание, которое получает ее внучка, и не разделяет представлений девочки о том, как должна выглядеть девушка ее круга. Нина скорее походит на мальчишку-горца, нежели на девочку из родовитой семьи.

Тут надо сказать, что Чарская применяет здесь замечательный сюжетный ход, нам более широко известный по книге  Астрид Линдгрен[5] «Малыш и Карлсон, который живёт на крыше». Там родители уехали и оставили Малыша на попечение строгой домоправительницы Фрекен Бок. В книге Чарской такой «домоправительницей» — по-своему, конечно! — представлена бабушка-княгиня. Как и у Линдгрен, столкнутся два сильных характера: представитель старшего поколения и подросток, отстаивающий свои права.

Из книги вы узнаете подробности всего этого противостояния. Одно могу сказать: победит жизненный опыт Лидии Алексеевны, которая очень мастерски раскроет сюжет.

После ряда событий отец принимает сторону бабушки и отправляет Нину в Санкт-Петербург для ее учебы в институте благородных девиц[6].

Читатель узнает о дружбе девочек, о приключениях и переживаниях. О том, как они, каждая по-своему, скучают по дому и ждут оттуда весточки, планируя, как поедут летом сначала на Украину, а затем на Кавказ.

Суждено ли сбыться мечтам и планам девочек, и что ждет юных героинь в будущем, об этом читатель узнает из книги.

В книге подробно описана жизнь обучающихся в Павловском институте[7] девочек: школьные переживания, ссоры и многое другое. И это не мудрено, так как автор книги, Лидия Алексеевна, сама прошла эту нелегкую школу.

Данное издание книги иллюстрировано графическими рисунками. Не знаю, как кому, но во времена моего детства это было очень важно.

Я помню, когда мы, приходя в библиотеку, разбредались по лабиринтам библиотечных стеллажей, и когда кто-то подавал голос, говоря о том, что он нашел интересную книгу, в ответ звучало: «С картинками?!». Если нет, то данная новость была не актуальна. Так что книжка с картинками!

Лидия Чарская, урожденная Лидия Алексеевна Воронова, родилась в Санкт-Петербурге 19 января 1875 года.   Чарская (от слов «чары» или «очарование») — фамилия-псевдоним писательницы.

Родилась Лидия в семье прикомандированного к Николаевской инженерной академии поручика[8] Лейб-гвардии[9] Егерского полка[10] Алексея Александровича Воронова. Отец Лидии был военным инженером, дослужился до генерал-лейтенанта[11]. В своих воспоминаниях в автобиографической повести «За что?» Лидия Чарская пишет, что её мать Антонина умерла при родах, и девочка воспитывалась сёстрами матери. Спустя месяц после того, как Лидии исполнилось 10 лет, в феврале 1885 года, ее отец подал прошение, чтобы его дочь приняли на обучение в Павловский институт благородных девиц, куда Лидия поступила спустя год.

В Павловском институте Лидия провела семь лет. Она с 15-летнего возраста вела дневник, который частично сохранился, и отрывки из которого были изданы как её первая книга «Записки институтки».

Так что книга написана человеком, знающем о жизни в институте благородных девиц не понаслышке.

Я уверен, что, прочитав это произведение, читатель захочет продолжить свое знакомство с книгами этой замечательной писательницы, найдет и продолжение «Записок институтки», вторую и даже третью части и, конечно, приквел о Нине Джавахо, где автор описала жизнь юной княгини, предшествующую событиям, описанных в данном произведении.

Вы полюбите героев книг Чарской, потому что она их описывала с любовью. На сколько ей близки эти персонажи, говорит и тот факт, что многое в жизнеописании девочек писательница взяла из своей биографии.  Княжна Нина, как и Лидия Алексеевна, рано осталась без матери и воспитывалась отцом офицером. И даже заглавные буквы имени и фамилии Люды Влассовской такие же, как и у писательницы — начинаются на «Л» и «В». 

Видно, что автор приступил к написанию произведения не для того, чтобы, как ремесленник, своим мастерством попробовать заработать на жизнь. Что, по-своему, не плохо. Но тут другое. Чарскую переполняли воспоминания и чувства. Она описывает свои детские и юношеские годы, и их не назовешь безоблачными. Но автор смотрит на все это воистину с христианской точки зрения, делясь прожитым как сводом правил или хранилищем  жизненного опыта, на правах друга, наставника  или старшего товарища, желая оградить от неправильных поступков.

Чарская не сочиняла персонажей своих книг, она фиксировала их как правду жизни, как исторические факты.

«Записки институтки» принесли Чарской необычайный успех. Она стала поистине «властительницей дум» российских детей, особенно школьниц. Так, в 1911 году комиссия при Московском обществе распространения знаний[12] докладывала на съезде по библиотечному делу, что, согласно проведённым опросам (что-то наподобие нынешнего онлайн-голосования, выражаясь современным языком), дети среднего возраста читают в основном Гоголя (34 %), Пушкина (23 %), Чарскую (21 %), Твена (18 %), Тургенева (12 %).

Это значит, что менее чем за десять лет автор, творчество которого большей частью составляли книги для детей и подростков, вошёл в список пяти самых читаемых авторов самой крупной державы мира.

Как после этого не назвать автора классиком?!

А ведь по злейшей воле безбожных «властителей дум» советского государства несколько поколений советских граждан так и не смогли приобщиться к этому литературному наследию мировой литературной сокровищницы.

Этой книгой вы откроете для себя во многом новый мир, мир Лидии Чарской. А ведь совсем недавно ее имя было незаслуженно забыто. В советский период книги писательницы были запрещены, поэтому творчество — не побоюсь сказать этого! —  классика русской литературы, до сих пор нешироко известно. Но, слава Богу, стараниями любителей и знатоков русской словесности  творчество Лидии Алексеевны вернулось на книжные полки.

Может сложиться впечатление, что данный автор писала в основном книги о жизни девочек  в институтах благородных девиц. Хоть этой теме и посвящена значительная часть творчества писательницы, но смею заметить: творчество Чарской многогранно и посвящено разным темам: это освоение Сибири, войны на Кавказе, истории Руси. Есть у нее сказки, повести и романы и  для детей, и для юношества, автобиографические произведения и многое другое, прямо скажем, произведения на любой вкус.

Хочу пожелать приятного чтения, тем более что в наше время это еще более актуально, чем всегда.

Настоятель Свято-Троицкого храма агрогородка Солтановщина Несвижского района Минской области протоиерей Олег Абрамович

oroik.by

[1] Герой одноименного произведения Александра Дюма, классика французской литературы «Граф Монте-Кристо» (фр. Le Comte de Monte-Cristo) — приключенческий роман написанный в 1844—1846 годах.

[2] Замок Иф (фр. Château d’If) — фортификационное сооружение на острове Иф Фриульского архипелага в Средиземном море, в 4 км от города Марселя.

[3] Приквел (англ. prequel, контаминация приставки pre- (до) и sequel, см. сиквел) — книга, кинофильм, сериал или компьютерная игра, время действия которых происходит до событий ранее созданного произведения и предшествующие им по внутренней хронологии

[4] Сиквел[1] (англ. sequel [siːkwəl] от лат. sequella «продолжение; приложение») — книга, фильм, компьютерная игра или любое другое творческое повествование, по сюжету являющееся продолжением какого-либо произведения

[5] Астрид Анна Эмилия Линдгрен — шведская писательница, автор ряда всемирно известных книг для детей, в том числе трилогии о Малыше и Карлсоне и трилогии про Пеппи Длинныйчулок.

[6] Учебное заведение закрытого типа для девушек. Самый яркий пример данного типа — Смольный институт благородных девиц Санкт-Петербурга — первое в России женское учебное заведение, положившее начало женскому образованию в стране. Первое в Европе государственное учебное заведение для обучения девушек.

[7] Павловский институт представлял собой учебное заведение закрытого типа для девушек —  детей-сирот солдат и низших офицерских чинов, с 1849 г. статус института изменился – в него стали принимать девочек только  дворянского происхождения. Ведёт свою историю от Императорского военно-сиротского дома, основанного в конце 1798 года по инициативе императора Павла, поэтому зачастую воспитанниц этого заведения называли «павлушками».

[8] Поручик — чин, воинское звание младшего офицерского состава, соответствующее званию лейтенанта.

В XVIII—XIX веках был распространён орфографический вариант названия «порутчик».

[9] Лейб-гвардия (нем. Leibgarde от Leib «тело» + лат. guardia «защита, охрана») — почётное наименование отборных воинских частей, предназначенных для охраны особы и местопребывания монарха. Лейб-гвардию не следует путать с современными телохранителями.

[10] Лейб-гвардии Егерский полк — лейб-гвардейское формирование (воинская часть, егерский полк) Императорской гвардии Русской императорской армии. «Егерь» в переводе с немецкого означает «охотник, стрелок». В прусской армии егеря (их набирали из сыновей лесничих и охотников) доказали свою эффективность в Семилетнюю войну. Для действий на пересеченной местности нужны были не стройные сомкнутые ряды, а небольшие формирования ловких и метких стрелков, способных действовать поодиночке или мелкими группами. В русской армии по образцу европейских были созданы отделения лёгкой пехоты (стрелковые войска).

[11] Генерал-лейтенант — словосочетание, означающее чин, воинское звание высшего офицерского состава в вооружённых силах ряда государств.

[12] Общественная организация в Российской империи, создаваемые с конца IX, наряду таких как Московское общество распространения коммерческого образования, или Общество распространения технических знаний.