О ЧИСТОТЕ РЕЧИ

ап

Пастухов Сергей Сергеевич, студент БНТУ, о важности чистоты речи для человека.

Цель занятия – привить слушателям любовь и уважение к родному языку, выработать умение контроля над речью и показать вред сквернословия.
«Когда ты хочешь молвить слово,
Мой друг, подумай – не спеши,
Оно бывает то сурово,
То рождено теплом души.
Оно — то жаворонком вьётся,
То медью траурной поет.
Покуда слово сам не взвесишь,
Не выпускай его в полет.
Им можно радости прибавить
И радость людям отравить.
Им можно лед зимой расплавить
И камень в крошку раздолбить.
Оно одарит, иль ограбит,
Пусть ненароком, пусть шутя,
Подумай, как бы им не ранить
Того, кто слушает тебя».
                                                     /В. Солоухин/
Чистота речи — коммуникативное качество речи, которое возникает на основе соотношения речь — язык. Чистой называется такая речь, в которой нет чуждых литературному языку слов и словосочетаний и других элементов языка. К языковым средствам, нарушающим чистоту речи, относят диалектизмы, варваризмы, жаргонизмы, вульгаризмы, канцеляризмы, слова-паразиты. Навязчивое, частое повторение таких слов в речи делает их чуждыми задачам общения.
Начать занятие, всё же, стоит не с жаргонной или ненормативной лексики, а с красивых и чистых русских слов пера Василия Акимовича Никифорова-Волгина:
“И до чего это чудесны наши русские слова! Если долго вслушиваться в них и повторять раздельно одно только слово, и уже все видишь и слышишь, что заключено в нем. Как будто бы и короткое оно, но попробуй вслушайся… Вот, например, слово ручеек. Если повторять его часто-часто и вслух, то сразу и услышишь: ручеек журчит между камешками!
Или другое слово — зной. Зачнешь долго тянуть з, то так и зазвонит этот зной наподобие тех мух, которых только и слышишь в полуденную ржаную пору.
Произнес я слово — вьюга, и в ушах так и завыло это зимнее, лесное: в-в-в-и-ю…
Ах, какое хорошее слово — яблоки. Полнозубое, веселое, морозно-хрустящее…
В канун Преображения… жарко-румяные, яснозорчатые, осенецветные, багровые, златоискрые, янтарные, сизые, белые, зеленые, с красными опоясками, в веснушках, с розовинкой, золотисто-прозрачные (иногда зернышки просвечивают), большие, как держава в руке Господа Вседержителя…»
“Божьей красотой” называл русский язык Никифоров-Волгин, “волшебным и радостным чудом» – Константин Паустовский. А сейчас на телеэкранах, заменивших литературу, только в одной рекламе можно за вечер услышать до 70 заимствованных слов! Прислушайтесь к речам дикторов радио и телевидения, речи политиков и вы удивитесь их поистине необъятному количеству: маркетинги и мониторинги, истеблишмент и паблисити, аксессуары и инвестиции, дистрибьюторы, и демпинги, дилеры и киллеры, инаугурация и дискредитация и т.д. Но в самом ли деле столь оправдано использование такого непомерного количества заимствований? Только взгляните:
«В этой элитарной школе мы встретились с несколькими беззаботными тинэйджерами.
Вчера ночью у меня приватизировали куст красной смородины.
В последние годы ученые проводят большую работу по эксгумации русского фольклора.
Ведущий продумал имидж комнаты для брифингов».
Полагаю, вывод напрашивается сам собой: использование заимствований вместо равносильного слова родного языка – противоречие здравому смыслу и признак дурновкусия.
Так же загрязнению нашего великого русского языка способствуют многочисленные жаргоны уголовников, воров, бездомных и наркоманов, ведущие свои корни в места лишения свободы. Выбираясь из застенков закона, этот языковой мусор с помощью речи вышедших на свободу криминальных элементов идёт прямиком в людские массы, и результат не заставил себя долго ждать – уже сегодня отовсюду летит «отвянь», «фильтруй базар», «не кроши батон на уши». Метаморфозы описаний человека ужасают: «моргало», «шнобель», «корявки», «грабли», «хлеборезка» — и вот, перед нами вместо нормального среднестатистического венца природы предстаёт русский народный киборг. Обидно? Несомненно.

Столь же неприятным явлением является и так называемый «сленг» — молодёжный жаргон, призванный молодыми людьми служить признаком их становления как уже повзрослевших. Но это, по крайней мере, явление временное и с возрастом обычно проходит без следа.
Вот и подошла очередь одной из главных примет постигшей нас культурной катастрофы — «зловонное произношение языком и устами матерных скверных слов», давно уже перекочевавшее из узких кругов строителей и грузчиков в СМИ, коридоры ВУЗов и, что самое страшное, школ. Что ученики, что учителя – никто более не гнушается крепкого словца. Также стало глубокой стариной выражение «при дамах не выражаться» — многие из нынешних «леди» в таком, с позволения сказать, совершенстве освоили навык ненормативного словоблудия, что даже самые прожжённые уголовники после беседы с ними невольно тянутся за ручкой и блокнотиком, дабы записать себе пару особо витиеватых оборотов на память.
В интернете, на сайте http://real-parents.ru есть интересная заметка от Татьяны Иванко:
«Когда дочке было 3,5 года, она спросила меня:
— Мам, а почему нельзя плохое слово говорить?
Этот вопрос возник у нее не просто так. За несколько дней до этого она начала говорить так называемые “плохие” слова, а я ей запрещала.
— А какое слово, доченька?
— Но ты же сказала, что его нельзя говорить?
— Ты скажи мне, сейчас я ругать не буду.
— ёпэрэсэтэ
Этот момент как раз один из тех, в которые объяснения “потому что это плохо и все” уже не работают. Нужно еще объяснить, почему это плохо.
Я объяснила так.
-Посмотри сейчас на свою одежду. Красиво, когда она аккуратная и чистая. Ты согласна? А если мы на нее грязи наляпаем, будет красиво?
-Нет. Не будет.
-Я тоже думаю, что красиво не будет. А тебе самой приятно играть с кем-то грязным?
-Нет.
-Вот так же и речь. Хорошо и красиво, когда речь чистая и аккуратная. Если ты будешь говорить плохие слова, ты запачкаешь свою речь и она будет грязной. С тобой будет также неприятно разговаривать, как и тебе играть с детьми, которые вывалялись в грязи, как поросята. Поняла?
-Поняла.
А теперь внимание! Мамы и папы! Вопрос!
— А вы?

Дочка очень внимательно на меня посмотрела вопросительным взглядом. Это “А вы?” подразумевало, что и мы сами, родители, тоже иногда говорим плохие слова. Нет, мы, конечно, не ругаемся матом. Но вот это ёпэрэсэтэ – наш грешок. А также “блин”, “елки-палки” и парочка других. В такие моменты мы друг друга одергиваем, но иногда все же вырывается что-то подобное. И ребенок все запоминает, записывает на корочку.

Я решила не юлить и сдаться сразу, признать свою ошибку.
— Да, ты права, солнышко. Иногда и мы с папой говорим плохие слова. Но мы сразу же вспоминаем, что так делать не нужно, и пытаемся больше такие слова не говорить.

С тех пор она почти не говорит плохих слов. А если “приносит” какое-то новое, я ей просто напоминаю, что слово плохое и говорить его не нужно, чтобы не пачкать речь. Так что у нас проблем в этом вопросе пока нет. Надеюсь, и не будет.
Да, в ситуации, как эта, понимаешь, как важен пример родителей. Все мы не идеальны и ничего страшного в этом нет. Но если уж действительно родители были неправы, то лучше сразу в этом признаться ребенку. Так он будет знать, что родители умеют признавать свои ошибки и сам будет этому учиться тоже».
Очерк заставляет задуматься – что же мы творим?..
Мы ведь служим примером нашим детям, и сколько же раз в нашей речи проскакивает ненормативная лексика? Во многих местах проводятся опросы по отношению к сквернословию. Респонденты – дети от 10 до 18 лет. Опросы явно показывают, что ненормативная лексика уже давно не является в среде подростков чем-то необычным, но, к счастью, хотя бы остаётся постыдным фактором. И среди источников всё чаще начинает фигурировать «дома услышал». Вот так и живём — стараются родители не выражаться при детях, однако нет-нет, а приголубят друг друга «лестным эпитетом», и для ребёнка это постепенно становится нормой – он примет в свою речь новый оборот и, несомненно, будет так же относиться к своей семье, передаст пакость своим детям, те, в свою очередь, понесут нечестивое знамя далее в глубь веков, продолжая культурное растление до тех пор, пока не наступит полный культурный коллапс.
В наши дни сквернословие выступает в разных ипостасях:
Наиболее, так сказать, «безобидное» – аффективное сквернословие, представляющее собой яркую эмоциональную реакцию на внешний раздражитель (простейший пример – шарахни вы себе молотком по пальцу мимо гвоздя, что вам придёт в голову первым делом? То-то же, вот и показатель вашего культурного уровня). Во многих случаях оно представляет собой оскорбление раздражителя. Однако в любом случае это даёт так называемую психологическую разгрузку, при чём чем сдержаннее человек в выражениях и чем грязнее он ругнётся в подобной ситуации – тем сильнее эффект облегчения. Поэтому, собственно, возникают и табуируются подобные явления: чем запретнее плод, тем он слаще.

Другое проявление – намеренный эпатаж, стремление быть «плохим», выделить себя из толпы, послать общество со всеми его общепринятыми правилами приличия подальше и на подольше. Тут круг применения весьма широк – от стыдливого размалёвывания заборов, лифтов и остановок до публичных «речей», дабы донести до люда мысль – мол, «вот он я: такой-рассякой, вот что себе позволяю, а вам слабо?», и загрязнения, с позволения сказать, произведений искусства – кино, книг, картин, хотя назвать сие искусством уже язык не повернётся…

И, наконец, самое страшное, — привычное сквернословие, представляющее абсолютное и законченное проявление бескультурья. Это уже как курение или алкоголизм – брань летит автоматически, человек не представляет свою речь без нецензурной лексики. И не стоит забывать, что от подобного не застрахован никто: образование, конечно, часть культуры, но в данной ситуации оно никак не влияет на чистоту речи – с одинаковой вероятностью можно найти и деревенского раздолбая с двумя классами обучения, но тщательно следящего за тем, что он говорит, и нашу ВУЗовскую «элиту», неважно, на кого обучающуюсяся: медицина, экономика, юриспруденция – строями стоят под зданиями, сигаретку в щетинку и оскверняют воздух своим «расслаблением». Да кто вообще придумал, что мат расслабляет? Есть масса других способов – искусство, чтение, коллекционирование, да хоть паззл или модельку собрать – уже от души отляжет.
В ныне популярной серии фильмов «Звёздные Войны» звучала фраза, отражающая проблему во всей красе: «Страх ведёт к гневу, гнев – к ненависти, а ненависть открывает дорогу на Тёмную Сторону». И воистину так! Страх нас преследует повсюду: неразрешённые проблемы, кризис, криминал – и всё это нас медленно разлагает, ибо неуверенность и страх порождают обиды и озлобленность, что постоянно подталкивает нас огрызаться и срываться, звонко изрыгая ругательства, адресованные всему миру – ведь зачастую и обвинить-то, кроме себя, некого…
К сожалению, сквернословие – часть объективной и суровой реальности. И последствия подобного положения дел могут быть весьма плачевными.
Во-первых – сквернословие имеет свойств возвращаться бумерангом: обругал кого-то – получил в ответ то же самое. В основе такого общения лежит та самая Тёмная Сторона – зависть, гнев, ненависть. Люди загрязняют этим и свою душу, и души собеседников, и наполняют, таким образом, окружающий мир злобой, создавая жестокие и суровые человеческие отношения. Портится настроение, следом приходит стресс, ведущий за собой нервные расстройства, а там и до реальных и тяжёлых заболеваний недалеко…

Во-вторых – оружие сквернослова ВСЕГДА обращено против его потомков: гены всё слышат и всё фиксируют в своём коде. Обратимся к словам Петра Гаряева: «Генетическому аппарату далеко не безразлично, о чем вы думаете, говорите или читаете: любые слова могут впечататься в волновой геном. Любое произнесенное слово — это не что иное, как волновая генетическая программа, которая меняет вашу жизнь. Иногда слово срабатывает, вызывая рак или, наоборот, устраняя болезнь».

К еще более поразительным выводам недавно пришел уральский ученый Геннадий Чеурин. Он утверждает, что ненормативная лексика очень активно воздействует на организм человека, со временем губя все живое. Гипотезу Чеурина: «о влиянии ненормативной лексики на психофизиологическое состояние живых организмов» проверяли несколько НИИ — столичный центр при Минздраве РФ, технические университеты Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Барнаула. И доказать теорию удалось!

Вместе с коллегами ученые в лаборатории в целях эксперимента поливали зерна пшеницы разной водой: одна вода слышала только ругательные слова, а другая вода — только молитвы. В результате семена, которые поливали первой водой, всходили лишь в 49 случаях из 100. Те же, что поливали «молитвенной» водой, прорастали в 96 случаях из 100. Если над стаканом воды прочитать молитву или выругаться, а потом выпить, то эффект от этой воды будет прямо пропорционален позитивной или соответственно негативной энергии. Все это еще раз доказывает негативное воздействие сквернословия на здоровье человека и окружающих.

И, в-третьих – вспомним знаменитую теорию «разбитых окон», разработанную полицейским департаментом Нью-Йорка в 90-е годы. Дело было так. В начале 80-х годов Нью-Йорк был чуть ли не сердцем криминала. 8 насильственных смертей в день были нормой, и такой день считался ещё «тихим». А грабежей и изнасилований – без счёту…

Десять лет полиция безуспешно боролась с этим делом всеми известными и неизвестными методами – и всё без толку…
И вот – в начале 90-х руководство департамента сменилось. И тут же принялось… отмывать с вагонов метро граффити и отлавливать безбилетников! Их тут же подняли на смех, но они продолжали идти по выбранному курсу. И вот – граффити исчезли, ибо эпатажная молодёжь так трудилась, так старалась, сутками разрисовывала вагоны, и только закончили – поезд ушёл в депо, всё начисто смыли. И так каждый раз. Результат – стены чистые. Освещение никто не бьёт. Всё чисто, респектабельно. И гадить как-то не хочется… А ловля безбилетников – золотая жила!

Отряд полиции на каждой станции отлавливал «зайцев» — и каждый четвёртый так или иначе запятнал свою репутацию и за что-то разыскивается, каждый седьмой так или иначе вооружён, каждый десятый – особо опасный преступник! И курс оправдал себя – ураганный спад преступной деятельности за пару лет сделал Нью-Йорк одним из самых безопасных городов мира.

Спросите как? А вот так – согласно теории «разбитых окон» полицейского департамента Нью-Йорка больше всего преступлений совершается в районах, где есть заброшенные дома с выбитыми окнами. Где безхозяйственность, заброшенность. Где никто ничего не видит, а кто видит – тому нет дела. Где вседозволенность и безнаказанность. Где позволено малое – там позволено и большее. В образную категорию разбитых  окон входит широкий круг факторов – замусоренность, грязь, собственно выбитые окна, граффити, и – вездесущее сквернословие.

Эта теория красочно рассказывает о том как большое начинается с малого. Как вседозволенность на низких уровнях приводит к разгулу на более высоких. Сквернословие – одна из первых ступенек лестницы, ведущей к тёмной дорожке. Согласен, многие дальше не пойдут, но другие на первой не остановятся. Другие глянут – ух ты, глянь, он на первой ступеньке! Туда, оказываетя, можно! А гляну-ка я, что там дальше!.. И пошло-поехало, как вирус…

Нет и не может быть каких-то универсальных рецептов излечения от сквернословия. Хочешь сделать мир лучше — начни с себя. Не сквернословь сам и не учи других. И не позволяй никому повлиять на себя подобным образом, учись стойко контролировать себя, в какое окружение бы ты ни попал. И даже если в тебя кинули грязью – не торопись кинуть в ответ: можешь и промахнуться, а руки всё равно испачкаешь. Насыщайте свою речь чем-то новым, возвышенным, почаще говорите людям комплиметны, и к вам потянутся такие же люди!

Но не обольщайтесь и не думайте, что вашему примеру последуют все. Кого-то уже не спасти, так что не распыляйте взращиваемое красноречие понапрасну. Видите, что человеку всё равно – лучше просто исключите его из своего круга общения, не сотрясайте впустую воздух ради тех, кто к этому не готов. В мире полно людей, которые оценят ваши старания по достоинству.

Всё-таки, любая нация состоит из отдельных людей. И каждый сам за себя решает, каким человеком быть. У каждого свой выбор, каким видеть себя в зеркале. Быть или не быть образцом для своей Родины. Достаточно сказать себе: «С меня начинается честь и культура моей Родины!». И чем больше людей скажут это себе – тем увереннее нация сделает свой первый шаг по пути Света.
Источники: