Великое счастье – мир душевный

                                                   … Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного, это самое главное. Если у вас будет мир, вы будете счастливы.

Преподобный Алексий Зосимовский

Старинная мудрость гласит – не собирай богатство на земле – собирай на небе, т.е. твори добро, сколько можешь. Вдумаемся в значение слов: тебя благодарят – тебе благо дарят. Никто не отменял богатство земное, само по себе оно нейтрально, все зависит от того, как человек с ним поступит. Можно проиграть все за одну минуту в казино, можно построить храм, можно помочь больному. Надо помнить: богатство течет – не прилагай души. Сегодня ты богат, завтра можешь разориться, а человек, которому ты помог, будет помнить доброе дело. Чем больше добра ты сделал для других, тем душевно богаче стал сам.

Что мы обычно желаем в день рождения, юбилея, свадьбы?   Здоровья, счастья, много денег, а надо желать прежде всего мира душевного. Только мирный человек будет по-настоящему счастлив в любой ситуации. Примирись со своими обидчиками, попроси прощения. Говорят, что прощения просит не самый виновный, а самый умный. Ведь любая обида, как ржавчина, разъедает душу, приводит впоследствии к тяжелым болезням, а нет обиды – нет причины болеть. Самый оптимальный, настоящий выход из такой ситуации – это исповедь, Причастие. На исповеди человек наиболее глубоко прочувствует ситуацию и найдет вместе со священником правильный выход. Когда произойдет глубокое раскаяние, катарсис, уйдут все проблемы, которые мучали не только этого человека, но и всех его близких. Нет более действенного лекарства, потому что искореняется сам источник зла, нет почвы для болезни. О, если бы все родные и знакомые помирились между собой, забыли разногласия, смирили непомерную гордыню! Ведь от нее все беды у людей. Мы не можем признать свои самые явные ошибки, но зато хорошо видим чужие. А надо здраво подумать, проанализировать прежде всего свое поведение, наверняка окажется, что не так уж мы и правы, допуская много ошибок в своем, казалось бы, безупречном поведении.

А ведь святые говорят, что «если кто из христиан с беспощадной, бесчеловечной строгостью осуждает другого, то это верный знак, что он сам предан тем же порокам» (преп. авва Хереман). А преподобный Исаак Сирин говорит: «Кто обвинит брата своего в пороке его, тот обвинителя себе обретает в Боге. Когда начинает кто при тебе пересуждать брата своего, потупь лицо свое. Если не в состоянии заградить уста осуждающего друга своего, то… остерегись вступить с ним в общение».

Им вторит преподобный Симеон Новый Богослов — «Верующий никого не осуждает, веруя, что мы все – в епитимии, что всех имеет судить Бог, и что каковым судом мы судим других, таковым и сам будет судим». Ведь говорится же – «Не судите, да не судимы будете» (Мф.7,1) и «Молитеся друг за друга, яко да исцелеете» (Иак.5,16).

Протоиерей Всеволод Шпиллер в своей книге, в проповеди «Слово крестное», раскрыл глубинный смысл жертвенности Иисуса Христа: «Первый человек, Адам, пожелал быть одной природой, ничем больше. Быть в Боге не захотел. С только-природностью людей Бог и соединяет Себя в Иисусе Христе. Вместе с естеством человека сострадательной любовью Он принимает на себя все, происходящие от греха страдания. Соединяя себя с нашей жизнью, Он входит во все последствия отторжения нашего от Бога. Ничто из наших человеческих бедствий не миновало Его. Иисус Христос усваивает Себе горчайшие муки даже всеми заброшенного человека, всеми оставленного на произвол судьбы. Как раз эти страдания были для него, может быть, самыми страшными, как это бывает у нас.

Ученые исследователи прежних времен и наших дней, внимательно изучавшие Его жизнь, свидетельствуют о том, что Он был брошен не во власть какого-нибудь законного порядка или совестливого разума, а дикого разгула страстей и безответственного произвола. От Иуды-предателя до хулившего Его на кресте разбойника и ревущей толпы «распни его» из темноты того времени против Христа выступили трусость, тупость, невероятная духовная узость и нищета, гордость и зависть, невежественный обскурантизм, ненависть и низость. И Он прошел через все, чем все это может уязвить и растерзать человека, через все, порожденное той только-природностью, в которой захотел жить первый человек. Сострадательная любовь провела Его и через последнюю человеческую муку, через смерть. При том не через простую смерть, а считавшуюся позорной и самой мучительной, в которой Он принизил Себя даже в сравнении с обычным человеческим ординаром. Так подтвердилось Им же сказанное: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15,13)».

Далее Всеволод Шпиллер говорит: «С высоты проповеднического амвона мне часто приходилось говорить о возрождающей силе сострадательной любви. О ней свидетельствует наш повседневный опыт. Кто из родителей или воспитателей не знает, что испортившегося подростка не исправить, не поднять на ноги одними наказаниями и наставлениями, сколь вразумительными они бы ни были. Мальчик, девочка, испортившийся юноша или девушка будут слушать вас из приличия, впрочем, большей частью не скрывая, насколько им это скучно. Терпя наказания, — особенно, если наказывая вы сами раздражаетесь, — они будут таить в себе и затаят все свои злые чувства, которые потом так или иначе вырвутся на свободу. Но если в ваших словах или просто в глазах они почувствуют вашу любовь к ним, ваши страдания за них, что вы действительно сами переживаете их падение как беду, как их и свое несчастье, будьте уверены, вы будете услышаны, на состраждующую им любовь они откликнутся. И так или иначе начнется их нравственное возрождение. Другой нравственно возрождающей силы в мире нет. Ею совершается нравственное возрождение споткнувшихся подростков и юношей, ваших товарищей и подруг, и закоренелых преступников, и нас самих.

Силой божественной сострадательной любви, без всякого сравнения превосходящей нашу, Богочеловек отождествил Свое безгрешное человеческое естество с греховным естеством нашим. В отождествлении с нами Он пережил все последствия, происходящие от греха. Пережил их и как наказания за наши грехи. Он сделал Себя виновным и ответственным за них, не как бы виновным и как бы ответственным, а виновным…Этим Он снимает с нас ответственность за них, за все злые дела всех людей. Это могла сделать лишь божественная любовь, в отличие от нашей – всеобъемлющая.

Вмещая же в Себя страдания всех людей и каждого человека, претерпеваемые нами как справедливое наказание за грехи, и страшным в Себе Самом изживанием этого наказания Богочеловек уничтожает грехи как преграду между нами и Богом. Так примиряет людей с Богом, искупая вину всех нас за грехи перед божественной справедливостью. Именно в этом смысле можно сказать, что Им дается «выкуп» за нас высшему правосудию. Соделывая Себя Самого виновным и ответственным за грехи мира, беря на Себя их, Иисус Христос и становится Агнцем Божиим. (Ин.1,29; Деян.8,32; Откр.5,6)…

Но вот почему каждый человек в прошлом, настоящем и будущем, приближающийся ко Христу верой, любовью и покаянием, в до дна выпитой Христом чаше страданий может найти и узнать и свой собственный грех, до последней глубины изжитый и взятый на Себя Богочеловеком? Взятый и обессиленный так, как Им Самим выстраданный вместе со мной. Вот поразительная, страшная и в то же время сладостная аксиома (о.Сергий Булгаков) нашей веры. В ней и заключен смысл того, что мы называем искуплением»*.

Глубоко вдумаемся в эти слова и постараемся соответствовать высокому званию христианина.

*В.Шпиллер «Слово Крестное». Беседа первая. Свято-Тихоновский университет, М., С.112, 1993 г.)

Борисенко Т.К., заместитель директора Духовно-просветительного центра имени святителя Георгия (Конисского) Могилевской епархии

oroik.by