«Вспоминая с сыновьей любовью»: архиепископ Гурий о почившем митрополите Филарете (Вахромееве)

Нынешний январь запомнился белорусам не только светлыми праздниками Рождества Христова и Крещения Господня. В этом месяце на 86-м году ушел в мир иной Почетный Патриарший Экзарх всея Беларуси митрополит Филарет (Вахромеев). Как Правящий Архиерей митрополит Филарет в свое время ходатайствовал перед Священным Синодом о назначении игумена Гурия (Апалько) наместником святой Жировичской обители. Каким Почетный Патриарший Экзарх запомнился ему — об этом интервью с Владыкой Гурием, архиепископом Новогрудским и Слонимским.

— Говорят, Ваше Высокопреосвященство, что первая встреча остается в памяти на всю жизнь. Когда и какой она была у Вас с Почетным Патриаршим Экзархом?

— Помнится, впервые я увидел Владыку Филарета, когда был студентом Московской Духовной семинарии. В ту пору (с 1978 года) он являлся Патриаршим Экзархом Западной Европы и был уже назначен митрополитом Минским и Белорусским. Владыка совершал заграничные поездки, принимал участие во многих богословских собеседованиях, проводил встречи с представителями церковных, государственных и общественных кругов различных стран мира.

И вот когда Владыка Филарет приезжал в Свято-Троице-Сергиеву Лавру, это было важное событие для всех, и лишь самые смелые студенты решались подойти к нему под благословение.

В 1986 году Его Высокопреосвященство пригласил меня на аудиенцию в Отдел внешних церковных сношений в Москве, председателем которого он являлся. Простой иеромонах, волнуясь, зашел я тогда в кабинет председателя и своего Правящего Архиерея. К тому времени я закончил Духовные школы.

Меня тогда поразила его простота. Казалось бы, Владыка — человек интеллигентнейший (из богатого купеческого рода, потомственный дворянин, его отец Варфоломей Александрович — преподаватель Гнесинского музыкального училища при Московской консерватории, составитель фундаментального «Учебника церковного пения для духовных школ», актуального и поныне), а беседует со мной на равных.

Часто бывает, что человек, занимая даже невысокую должность, ведет себя высокомерно, чванливо, всячески подчеркивая свою значимость. Но чем выше духом человек, чем благороднее и культурнее, тем он проще и доступнее.

Владыка одинаково уважительно общался и с руководителями высшего звена страны, и со священнослужителями, и с бабушкой, которая пришла со своей проблемой, — в каждом человеке он видел прежде всего Образ Божий.

Вот это духовное благородство на первой встрече сильно меня впечатлило и запомнилось на всю жизнь.

— Та первая Ваша встреча с Владыкой митрополитом и стала для Вас судьбоносной?

— Можно и так сказать. 6 марта 1990 года Его Высокопреосвященством я был возведен в сан архимандрита и назначен наместником Свято-Успенского Жировичского монастыря. И, конечно, уже приходилось по послушанию моему очень часто обращаться к Владыке Филарету с разными вопросами при принятии решений и улаживании недоразумений. Звонишь Владыке, просишь помощи, совета, поддержки — и всегда ее получаешь.

Его Высокопреосвященство часто бывал в Жировичах, хотя сложно представить, как он находил время и для братии монастыря, и для студентов Духовных школ. Его неустанные труды столь объемны и многообразны, что измерить их нам не по силам. Все мы ощущали себя как за каменной стеной.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл так говорил о Владыке Филарете: «…с апостольской ревностью свидетельствовал ближним и дальним о красоте и истинности Православия, способствовал созиданию мира и гражданского согласия на Белорусской земле».

Посудите сами: при Владыке Филарете в Беларуси стали возрождаться ранее существовавшие епархии, открывались мужские и женские монастыри, братства и сестричества. Стараниями Его Высокопреосвященства с 1989 года возобновила деятельность Минская Духовная семинария, учреждены Минские Духовные академия и училище, школа катехизаторов.

35 лет Патриарший Экзарх возглавлял Белорусскую Православную Церковь, и его справедливо называли мерилом нравственности и совестью нации.

Конечно же, мы еще будем долго осмысливать этот период деятельности Владыки, очень благоприятный для Белорусской Православной Церкви и нашего народа.

— Враг рода человеческого яростно борется с теми, кто жизнь свою посвятил служению Богу. Думаю, Ваше Высокопреосвященство, немало скорбей выпало и на долю митрополита Филарета?

— Духовенство всегда находится на передовой линии фронта в невидимой духовной брани против духов злобы поднебесных.

Вспомните, какие страшные искушения претерпели на Руси от царской и духовной властей преподобный Максим Грек, святители Филипп Московский и Арсений Ростовский. Но никогда я не слышал, а общаться нам приходилось много, чтобы Владыка Филарет на что-то жаловался или сетовал.

Ну, а что касается вражиих нападений — без них христианину никак нельзя! Особенно, если он богоугодные дела творит.

Вспоминается мне моя архиерейская хиротония. Накануне я был приглашен на заседание Священного Синода в Троице-Сергиеву Лавру. Вечером собрались Архиереи на чай. Среди них был один, который вел себя несколько заносчиво и дерзко по отношению к митрополиту Филарету.

Владыка пытался его увещевать, но безрезультатно. Тогда митрополит неожиданно для всех положил перед обидчиком земной поклон со словами: «Прости меня, если что-то не так, если я тебя чем-то обидел». Все замерли. Такое смирение Владыки всех поразило.

Кстати, Филарет в переводе с греческого означает «любящий добродетель». Владыка всячески старался соответствовать своему имени, стремился, чтобы все жили в мире. И, конечно же, как монах высокой жизни не позволял себе никого осуждать.

Преподобный Паисий в наставлении монашествующим учит: «Если вы, вдвоем собравшись, заговорили о третьем — это уже грех. Можно говорить о разном, но не о людях». Вот и митрополит Филарет всегда избегал говорить о человеке в его отсутствие, хотя приходилось по должности принимать решения относительно людей. Он старался не обидеть даже неловким словом, был очень деликатным и чутким человеком.

Владыка Филарет был для всех любящим отцом. Его бывший секретарь рассказывал такой случай. Однажды какой-то священник сильно провинился, и ему было на это указано. Однако он никак не исправлялся.

Секретарь тогда обратился к Архипастырю: «Владыко, сколько уже можно терпеть его нерадение, нужно наказать его!» Митрополит задумался и потом спросил: «А как бы вот Христос в этой ситуации поступил?» Секретарь, умерив свой пыл, ответил: «Наверное, простил бы». — «Ну вот давай и мы его простим, помолимся о нем», — произнес тихо Владыка.

Удивительно, но вскоре тот провинившийся священник признал свою вину и исправился.

— Можно сказать, что Владыка митрополит и сам стремился к святости, и почитал людей святой жизни. Глинский старец схиархимандрит Иоанн (Маслов) был духовником семьи Вахромеевых?

— Да, отец Иоанн был духовником этого благочестивого семейства, особенно почитала его мать Владыки Филарета, Александра Феодоровна.

Пять лет по ходатайству Высокопреосвященнейшего Владыки отец Иоанн прожил в Жировичском монастыре, окормляя всех нас духовно. И однажды он сказал мне: «Митрополит Филарет святой жизни».

Стремление к святости — главная задача христианина, а она всегда тиха, смиренна, целомудренна и не выставляет себя напоказ. Таким был и наш митрополит.

Когда я нес послушание Управляющего делами Белорусского Экзархата, всегда поражался, видя огромный стол Владыки Филарета: он весь был заложен бумагами, которые нужно было разобрать, вникнуть в их содержание, ответить на них. И всегда Экзарх старался во все вникать сам.

Немного вечером подремлет, а потом ночью сидит, рассматривая прошения, жалобы, порой часов до пяти, а то и шести утра. Всего час на отдых — и уже нужно на службу на приход ехать. Только всесильной благодатию Божией можно было с многочисленными телесными немощами Владыки нести такую нагрузку.

Когда заходишь в епархиальное управление — там все чистенько и красиво. Но если останавливаешься на несколько дней, чувствуешь себя, как в каменном мешке.

Выйти на улицу прогуляться некуда, там и пройтись-то, ноги размять негде. А наш Патриарший Экзарх жил в этих скромных условиях, хотя заботу о нем проявляли Президент и руководство страны, предлагая более комфортные условия жизни.

Владыка Филарет был монахом. Кто-то носит вериги, а кто-то несет иные подвиги, стесняя во всем себя ради Господа.

Работал Владыка, как говорят, на износ. Для себя не жил. И когда ближайшие помощники просили его пощадить себя, отдыхать хоть немного, он отвечал шутливо: «Что вы говорите! Я и не думал, что переживу моего учителя митрополита Никодима (Никодим (Ротов), митрополит Ленинградский и Ладожский. — Ред.). Тот в 49 лет умер, а я вот еще живу!»

— После такого интенсивного ритма жизни, таких деятельных трудов, наверное, трудно было ему уходить на покой, хоть и Почетным Экзархом?

— Это был Промысл Божий — еще один крест митрополита Филарета.

Конечно, ему, привыкшему к активному общению, было тяжело — об этом Владыка не раз говорил. Он тяготился своим новым положением. Но как монах воспринимал это в качестве очередного испытания.

И когда мы, Архиереи, посещали Владыку уже на покое, его одухотворенный взгляд буквально проникал в душу. С по-отечески ласковой улыбкой встречал он каждого.

Говорят в народе: что посеешь, то и пожнешь. Владыка Филарет относился очень милостиво к людям, и они отвечали ему тем же.

Конечно, он очень многое творил втайне. Только на похоронах открылись его многочисленные благодеяния: и тот к нему обращался, и того он крестил, а того поддержал в тяжелой ситуации. А уж скольким Владыка помог — и не счесть.

Сегодня все будто прозрели: много хорошего говорят люди и пишут в интернете об ушедшем от нас митрополите Филарете. Все мы верим, что после такой многотрудной своей жизни наследует он обители райские и будет ходатаем за нас, страну нашу пред Богом.

Только вот нам бы всем не огорчать Владыку своими делами и поступками, жить в мире и согласии, христианском смирении и кротости. Как жил он сам и как учил нас с вами.

— Спаси, Господи, Владыко, за содержательную беседу.

С архиепископом Новогрудским и Слонимским Гурием

беседовал протоиерей Вадим Кузьмич,

г. Новогрудок

27.01.2021

По материалам Новогрудской епархии eparhia.by