Выступление епископа Борисовского и Марьиногорского Вениамина на круглом столе, посвященном 950-летию Библиотеки Полоцкого Софийского собора, 15 сентября 2016

Вспоминая сегодня о древнейшей на белорусских землях библиотеке и её значении в судьбе Отечества, хотелось бы вспомнить и о значении книги в культуре восточного славянства. Не каждый современный человек интересуется книгами; внимательные к воспитанию родители сетуют на то, что дети не любят читать. Вместе с тем мало кто задумывается, отчего в предыдущую, весьма «читающую» эпоху вызрела та ситуация, которую мы ныне переживаем. На вопрос: почему люди перестали читать, можно ответить, обратившись к Новозаветным текстам. И ответ прост: потому что в них угасает дух и возобладает плоть (Ин. 3:6, 8:5; Кор. 2:14 и др.). А на вопрос: почему люди не развиваются духовно, мы отвечаем: потому что мало читают, оставаясь в неведении относительно «разумного, доброго, вечного», знания о чём несут книги.

Однако думается, что и отсутствие интереса к чтению, и угасание духовности имеют одну и ту же причину – само понятие «книга» в настоящее время в секуляризированной культуре исказилось и получило несвойственное ему значение.

Так, словарь Дмитрия Ушакова определяет значение слова «книга» как «…произведение в форме сброшюрованных или переплетённых вместе листов с каким-нибудь текстом, иногда и рисунками». Получается, что главные признаки книги – «сшитые в один переплёт листы» и нанесённый на них «какой-нибудь текст»! И именно это значение понятия «книга» прочно закрепилось в современном культурном сознании.

Между тем, святые просветители славян Кирилл и Мефодий словом кънигы перевели древнегреческое βίβλια – ко времени свв. братьев (IX в.) обозначавшее канон Священного Писания. И совершенно очевидно, что словом кънигы славянские первоучители обозначили вовсе не «сшитые листы и тетради», а именно нанесённые на них тексты Священного Писания. Это подтверждает, в частности, св. Кирилл в «Пригласии Святому Евангелию»: «…Без книг все народы… не могут бороться с противником душ наших… Ныне же сильное оружие имеют, которое куют книги Господни…»

Показательно, что первое письменное употребление слова «Библия» в восточнославянской культуре встречается лишь в 1499 году в Предисловии к так называемой Геннадиевской Библии, то есть именно тогда, когда первоначальное значение слова кънигы размылось, стало приобретать новое значение.

Поэтому, воспоминая сегодня о том, что наши далёкие предки весьма ценили книгу и книжную мудрость, отдавая дань Всеславу Брячиславичу Полоцкому, чьими трудами, скорее всего, было основано книгохранилище полоцкого Софийского собора, нужно чётко представлять, о чём именно идёт речь. В «Слове о книжном чтении и о учении», приписываемом свт. Кириллу Туровскому, уточняется, какие именно книги могли находиться в библиотеке кафедрального собора: «это – Евангелие, Апостол, Паремия, Псалтирь и прочие святые книги».

Библиотека полоцкой Софии даже во второй половине XVI века содержала произведения, вполне соответствующие такому представлению, что видно со слов одного из приближённых короля Стефана Батория, сказанных после взятия Полоцка: «…Найденная там библиотека имела в глазах ученых почти такую же цену, как и прочая добыча. В ней кроме летописей, оказалось много сочинений ученых отцов греческой Церкви, между прочим и Дионисия Ареопагита о Небесной и церковной иерархии — все на славянском языке. Многие из этих книг переведены с греческого на славянский св. Мефодием и Константином».

Создание печатного станка привело к тому, что круг текстов стал стремительно расширяться, причём, по большей части, за счёт произведений светских – тех, которые в традиционной христианской культуре характеризовались весьма нелицеприятно. С каждым столетием всё более и более изменялся лик книжной культуры – вместо «богодухновенных писаний», ведýщих человека через обóжение в жизнь вечную, книжные кодексы заполнились произведениями, оправдывающими грехи и культивирующими человеческие страсти, отвлекающими от покаяния и поиска нравственного совершенства.

Результат продолжения этого процесса очевиден и на наших книжных полках, и в духовном состоянии общества, и в том, как ныне происходит научение «разумному, доброму, вечному».

Думается, настало время вернуть вкус к книге как именно к Богодухновенному Писанию. И хочется надеяться, что сегодняшний круглый стол, посвящённый 950-летию библиотеки Полоцкого Софийского собора, станет одним из шагов в этом направлении. Это чрезвычайно сложная задача! Столь же сложная, как вернуть вкус к родниковой воде тому, кто с детства привык всё запивать кока-колой, более того, говоря словами Библии: «Человекам это невозможно» (Мф. 19:16-26), но Богу всё возможно. И да поможет Он нам, чтобы наши библиотеки возрождали и хранили отеческую традицию через книги научать «разумному, доброму, вечному».

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать + 3 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.